В шведских семьях много то ли жен, то ли мужей...

Это заблуждение гуляет не только по России, но откуда оно взялось, не помнят нигде. В Европе, правда, 60 лет назад существовало выражение «брак по-шведски», обозначавшее незарегистрированное сожительство. Но как это понятие стало синонимом группового секса, этимологи не знают. Сами шведы, люди тихие и верные, приходят в шок, когда их спрашивают, правда ли они любят групповой секс и занимаются им прямо на шведских столах.

Джихад – это священная война...

Если не брать в расчет горстку фанатиков, арабы – народ довольно расслабленный и склонный к созерцанию. Для обозначения паранормальных состояний и существует слово «джихад». Буквально: «напрячься, приложить усилия». Построить дом, посадить дерево – все это джихад. Если бы это слово было в русском языке, мы бы говорили: «Без джихада не вынешь и рыбку из пруда», «Терпенье и джихад все перетрут», «Кто не джихад, тот не ест», «Джихаду время, потехе час». И любой иностранец, зная только про наш классовый джихад за дело коммунизма, все равно глотал бы валидол, услышав это слово.

Северная Корея: интернет в самой закрытой в мире стране

Каково это - пользоваться интернетом в самой закрытой в мире стране? По стандартам мировой практики, опыт северокорейских интернет-пользователей можно назвать по меньшей мере странным, а во многих случаях - опасным для жизни.

Но по мере того, как северокорейцы, преодолевая препятствия, начинают пользоваться всемирной сетью, история страны может начать радикально меняться.

Как же это работает? На каждой странице любого официального северокорейского сайта есть странная опция - программа, которая должна быть включена в код каждой страницы. Ее функция проста: каждый раз, когда упоминается имя Ким Чен Ына, размер шрифта его имени увеличивается. Не слишком сильно, но достаточно для того, чтобы выделяться.

Далее...

Северная Корея вчера и сегодня, часть 5

Начало здесь: Северная Корея вчера и сегодня, часть 4

Борис Долгин: Можно сказать, что будущее в прошлом.

Андрей Ланьков: Да. Будущее в прошлом. Их идеал именно там. Вернуться к 1984 году, когда всем давали по карточкам полную норму зерновых, а некоторым даже рис, когда мясо давали четыре-пять раз в год, когда рыба была пару раз в месяц. Когда детям до 10 лет в школах давали по полстакана молока в день.

Фото - Артемий Лебедев, http://tema.ru/travel/north-korea-1/

Вопрос: Можно задать вопрос общего плана? Какой интерес с познавательной точки зрения представляет северокорейский опыт для внешнего мира? Это как сингулярная точка, какие-то особенности здесь высвечиваются? Или это как возвращались после Первой мировой войны люди с поврежденными черепами, и возникло много знаний по поводу функций мозга, что и где там находится?

Далее...

Северная Корея вчера и сегодня, часть 4

Начало здесь: Северная Корея вчера и сегодня, часть 3

Вопрос: Может быть, вы оговорились, но вы сказали, что руководство очень умное.

А Ланьков: Да, умное.

Вопрос: После чего вы сказали, что все руководство по образованию на уровне нашей политэкономии 1960-х годов. Разве это не противоречие?

Андрей Ланьков: Здесь нет никакого противоречия. Эти люди не умеют управлять страной, экономикой. Хотя, с другой стороны, я не знаю, как такую экономику и в такой ситуации мог бы вытянуть целый комитет Нобелевских лауреатов.

Фото - Артемий Лебедев, http://tema.ru/travel/north-korea-1/

Вопрос: Нет, я спрашивал не об этом. Вы говорили об уме, и я спрашиваю, как при таком уровне образовании они могут сохранять власть и управлять страной, причем много лет? В чем их политическая цель?

Андрей Ланьков: Они живы, и они правят страной. Это и есть их цель сейчас. Ехидна с утконосом, единственные выжившие яйцекладущие млекопитающие, наверное, очень хорошо приспособлены к окружающей среде. Потому что все остальные их родственники вымерли сто или пятьдесят миллионов лет назад. Ситуация такая, что они уцелели.

Далее...

Северная Корея вчера и сегодня, часть 3

Начало здесь: Северная Корея вчера и сегодня, часть 2

Вопрос: А вот такой провокационный вопрос: есть ли проституция в крупных городах?

Андрей Ланьков: Однозначно. Это же Дальний Восток, Восточная Азия – как же без этого?

Вопрос: Кто крышует этот бизнес, и кому они платят?

Фото - Артемий Лебедев, http://tema.ru/travel/north-korea-1/

Андрей Ланьков: Есть два типа проституции. Валютную проституцию можно не учитывать – она маленькая, такое боковое ответвление. И есть своя, местная, проституция при частных гостиницах. Кто крышует частные гостиницы? Это может быть политическая полиция; может быть – и это скорее всего – обычная полиция, а могут быть местные власти. Потому что формально у тебя не может быть гостиницы, неважно, с проституцией или нет.

Мне объясняли, что примерно с конца 1997-го года всем было известно, в каких домах пускают на постой. То есть ты приехал с мешком, слез с грузовика, газогенераторного, вонючего, на котором ты товар вез, весь грязный такой, и спрашиваешь: «А где здесь дом, в котором можно остановиться?» И тебе такой дом тут же и показывают. А с 1998-го года это уже очень специализированный бизнес – частные гостиницы. Они платят в районную администрацию, платят начальнику группы взаимного надзора, к которой каждый кореец должен принадлежать по месту жительства. Ну, как уже говорилось, видимо, и полиция еще немножко крышует.

Кстати, интересный здесь вопрос прозвучал о конфликтах. Я его буду сейчас задавать. Раньше мне это в голову не приходило, а это очень интересно, кто же разбирает эти конфликты. Но «братков» нет; я все время ищу их, но их нет.

Далее...

Северная Корея вчера и сегодня, часть 2

Начало здесь: Северная Корея вчера и сегодня, часть 1

Борис Долгин: Следующий вопрос. Беспокойство по поводу собственно ядерного оружия – это одна история. Есть беспокойство по поводу ядерных и ракетных технологий. Насколько эти волнения обоснованы? Что там было в Сирии, есть ли связь с Бирмой, есть ли основания думать, что была связь с пакистанцами?

Андрей Ланьков: С пакистанцами они однозначно работают и обмениваются технической информацией. Фактически работа над ракетами и в меньшей степени над ядерным оружием – это почти что совместная работа.

Фото - Артемий Лебедев, http://tema.ru/travel/north-korea-1/

Борис Долгин: С этим главным пакистанским ядерщиком?

Андрей Ланьков: Да, с доктором Абдул Кадыр Ханом. По поводу всего остального. Вопрос, конечно, интересный. В конце позапрошлого года они опять начали нагнетать напряженность. У них же какая стратегия? – Когда им не дают денег или им кажется, что дают недостаточно денег, тогда необходимо спровоцировать кризис. Пускать ракеты, взрывать бомбы, делать воинственные заявления. Контекст такой: «Мы ужасно опасны. Мы ужасно опасны!» Потом, когда напряженность достигает определенного уровня, необходимо дать задний ход и сказать: «А вот теперь мы готовы разговаривать». Услышав это, мир вздыхает с облегчением, дает помощь, платит, что причитается, и еще больше, и на несколько лет наступает тишина. Последовательность такая: сделал кризис – получил, все успокоились, подождал – опять сделал кризис. Вот такой цикл они разыгрывают. А в этот раз не сработало – очень важное и интересное обстоятельство, кстати. Когда они в этот раз разыгрывали цикл, мне стало ясно, что старые угрозы на американцев и южных корейцев уже не действуют. Но, вообще-то, для них Америка – главная цель.

Далее...