A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 257

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/z/zcfddd/locomotions.ru/public_html/system/core/Exceptions.php:185)

Filename: libraries/Session.php

Line Number: 675

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/z/zcfddd/locomotions.ru/public_html/system/core/Exceptions.php:185)

Filename: libraries/Session.php

Line Number: 675

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/z/zcfddd/locomotions.ru/public_html/system/core/Exceptions.php:185)

Filename: libraries/Session.php

Line Number: 675

Наши в Германии, Эмиграция в Германию, Европа, Наши соотечественники в Германии, Жизнь в Германии,

Как я эмигрировал в Германию. Часть вторая. Все флаги мира к нам.

/ Просмотров: 3131

В теплое августовское утро 2001 команда из пяти человек (мама, папа, бабушка, брат и я) бодро запихнула шесть громоздких баулов в чрево автобуса и двинулась на Запад. В эти минуты я почему-то думал о своем прадедушке, который проделал такой же маршрут, только на танке.

Портрет беженца в автобусе

Пейзаж за окном был вполне обычным, и только Западная Украина на подъезде ко Львову стала чуть прихорашиваться перед свиданием с Европой. Заборчики чуть выпрямились, мазанки-хаты побелели, а еще появились невиданные ранее католические деревянные кресты.

Я напомню, что это был мой самый первый выезд за границу и все было жутко диковинным для меня. Например, Львов ошеломил брусчаткой и средневековыми улицами. Автобус еле пропихивался в узком коридоре между обшарпанными стенами домов. А еще кругом глаза рябило от рекламы.

Автобус тормознул у вокзала, принимая последних пассажиров на пути к границе. Как только распахнулись двери, начался гвалт и светопреставление: автобус окружило море цыган, они пытались ворваться в автобус, лезли в окна, но пассажиры, словно защитники Брестской крепости, стойко отражали наскоки неприятеля. В итоге автобус смело попер на толпу, широкой грудью ходовой части расчищая себе дорогу. Заголосили и снаружи ( не все пассажиры успели залезть) и внутри (у кого-то в суматохе все же спиздили сумку).

Польшу я толком не запомнил. Помню, что был разочарован, так как ожидал, что за границей Речи Посполитой сразу начнется капиталистический рай и небоскребы. Но жалкие домики у дороги не отличались своей убогостью от западно-украинских.

Впрочем, качество дорожного покрытия изменилось сразу - по крайней мере перестал проливаться компот. И переход немецкой границы особо не запал в память. В голове крутились дурацкие мысли "мол, назад дороги нет", но когда я увидел такие знакомые хрущевские пятиэтажки на окраинах Берлина, как-то сразу успокоился.

До поры до времени. Легкое беспокойство внес водитель, когда я ему казал, что в Гамбурге нам нужно на "Bibby Altona" (стояло в приглашении). Вот его "сочувствую" слегка смутило.

Автобус тормознул в зеленой чаще. Водитель заорал "приехали", и я, подобно астронавту Армстронгу на Луне, смаковал свой первый шаг на новой Родине. В нос сразу ударило волной морского запаха. Мы выгрузили тяжелые баулы и автобус тут же уехал, безжалостно оборвав последнюю ниточку, последний якорь. Дальше шли вслепую в бездну...

Путешественникам из деревенского, патриархального Житомира предстала удивительная картина, которая до сих пор у меня перед глазами. Представьте себе длинный, метров на пятьсот забор, с которого на нас уставились...сто пар негритянских глаз...

Вы же понимаете, до сих пор я один раз встречал негра в Житомире, два раза в Москве и три раза по телевизору. А тут в пяти метрах от меня шумела, горланила, визжала, улюлюкала дикая Африка.

Бабушке тут же стало нехорошо. Откачав бабушку ("это заграница и тут живут негры") , мы поволокли баулы за забор, где нас ждал новый удар. В широком поле человек пятьдесят старательно утюжили друг друга. Слава богу, белокожие, и, слава богу, всего лишь подростки. По мату определили носителей великого и могучего языка, по характерным шапочкам и черным курткам их противников - детей кавказских гор. Крови было на самом деле не много - быстро заревели полицейские сирены и битва при Гамбурге как-то сама собой рассосалась.

Ступая по бранному полю, мы двинулись к пятиэтажному зданию с заветной огромной надписью "Bibby Altona". Домов рядом было несколько и все они стояли прямо на воде, пришвартованные перекинутыми мостиками к берегу. Это и была знаменитая "Bibby Altona" - плавучий лагерь для беженцев со всего света. Отвратительный клоповник, где вместе должны были уживаться хилые и интеллигентные местечковые евреи, огромного роста мускулистые африканские беженцы со взглядами убийц, чеченские беглые полевые командиры, дикие табора боснийских и албанских цыган, немецкие выходцы из России и степей Казахстана.

Бибби Альтона. К сожалению, собственных фотографий не сохранилось

Чтобы это вавилонское столпотворение не сожрало друг друга, его охраняли отряды лысых спецназовцев из охранных служб.

На четверых комендант лагеря любезно выделил нам каюту в 14 квадратных метров, где мы должны были прожить около двух недель в ожидании комнаты в общежитии. На Bibby Altona мы прожили в итоге полгода...

Вот в этой каюте

Это было очень забавное время. Утром и днем мы стояли в различных очередях, бесконечно регистрировались в несчетных учреждениях немецкой бюрократической машины, получали деньги на проживание, перечитывали тысячи документов на совершенно непонятном языке.

Здание ратуши района Альтона. Здесь я получил в паспорт печать с ПМЖ в Германии. Что возвысило меня над прочим сбродом "Бибби Альтона" на три парсека

Еврейские беженцы находились на льготных условиях: каждому совершеннолетнему в месяц выдавались 200 евро на выживание (сейчас только на питание одного человека я трачу 400 евро). Питаться мы обязаны были в местной столовой, но понятное дело, что 10 евро за обед на "Бибби Альтона" заплатить никто не мог, поэтому столовка пустовала. Вместо столовой мы сразу же купили на Фломаркте (1) электроплитку и жарили еду прямо в каюте.

Через две недели во время обыска электроплитку у нас отобрали и пришлось есть в сухомятку. Я понимаю гнев коменданта. На одной такой барже жило около тысячи человек и каждая блять жарила себе на плите еду. Кому-то религия указывала хуярить свежую рыбу на сковороде без масла, кому-то жарить пальцы должников... О смраде, стоявшем в металлических коридорах и трюмах, можно не писать. Я был солидарен с человеком, написавшим на стене "Ich bin schwul" переведя это как "мне здесь душно" (2).

Первое столкновение с инопланетянами-немцами произошло уже в первый день. Мы, сбросив баулы, тут же отправились на поиски телефона, чтобы сообщить родственникам на бывшей уже Родине о благополучном приезде. Но дорогу к телефону нам перекрыл роскошный мерседес, из которого вылезла солнцевская группировка с битами немолодая немецкая парочка с предложениями помощи.

А вот теперь представьте себе, вы бы впустили в свой новенький мерседес трех небритых таджиков? (а у нас после суток в дороге видос был не лучше). Нет? А вот немцы нас как минимум час катали по району, и, не найдя общественный телефон, любезно предложили свой мобильный (!) для звонка в Украину. И никто нас потом на органы не продал. А немцы не хотели верить, что мы живем в таких условиях.

Отличите на фото жителей разных цивилизаций. Справа здание "Бибби Альтона"

Обитатели "Бибби Альтона" были удивительными людьми. Примерно два раза в месяц народ среди ночи будила полиция и выводила всем скопом на осенний мороз. Дрались соседи по каютам часто и охранники с удовольствием применяли горчичный спрей. На улице тысяча людей терпеливо пережидала, когда барак проветрится. Иначе ругалась санэпидемстанция и борцы за права человека.

На каждом этаже были общественные туалеты и душевые. Однажды зайдя в мужскую кабинку я встретил там девушку "полумесяцем бровь" , лет шестнадцати, кажется, из боснийских цыган. Девушка забралась на смывной бочок и писала оттуда в унитаз. Умещалась она на бочке с грацией горного козла на скале и так же удивительно метко направляла струю. Мне кажется, она впервые в жизни увидела тогда унитаз... Я тоже кое-что увидел тогда впервые...

Рукомойник был общий на всю стену, чуть косивший вниз у двери. Видимо для стока воды. Это значит, что нужно было всякий раз занимать самую дальнюю позицию, чтобы иметь приоритет чистой воды в умывальнике. Если такую позицию занимала стирающее белье цыганка, то приходилось обмакивать лезвие бритвы в желтую мутную воду.

Я сначала стеснялся, потом как и все выходил для гигиенического обряда полуголым. Однажды я нашел красивую серебрянную башенку в виде кулона и прицепил его к шейной цепочке. После этого меня стали привествовать в коридорах мусульмане. Как мне объяснили потом знающие люди, это был значимый для Ислама медальон с листиком корана внутри. Вот бы порадовались за меня мои религиозные американские родственники.

Каждое утро мы просыпались от грохота. Соседи напротив после каждого похода на рынок устраивали смену меблировки каюты. В окно выбрасывались ненужные телевизоры, шкафы, ведра с мусором. Один раз даже пропихнули в окно ставшую ненужной стальную двухэтажную кровать. Все это красиво плавало в воде, напоминая репортажи Варламова из Афганистана.

От лагеря в город вела живописная дорога сквозь холмы. Каждый день вдоль дороги выстраивались цепочкой те самые негры. Возле них притормаживали всякий раз машины. Опускалось окно, короткий разговор и обмен какими-то бумажками. Машина уезжала. Негры щеголяли в новых шмотках, теребили в руках малюсенькие мобилки. Откуда деньги? Негры торговали наркотой. Облавы были каждый день, но у черномазых не было документов, поэтому они всякий раз возвращались назад в лагерь. По всему району валялись шприцы, немецкие торчки садились на тротуарах и на глазах у всей публики удовлетворялись внутривенно. Я такое даже в суровых девяностых на Украине не видел.

По вторникам у всего лагеря был обряд. Льготники (3) спешили с утра в приемную. Там на стендах публиковали имена счастливчиков, кому пришло приглашение в общежитие. Мы долго ждали счастливого дня, а кто-то еще дольше. Одну еврейскую пышную тетю на моих глазах увезли в реанимацию. Она жила здесь уже три месяца. Очень ждала возможности скорее уехать из этого ада. Увидела свою фамилию и схватила инфаркт. Она все-таки покинула "Бибби Альтона", хоть и немного другим путем. Мечты сбываются не только в Газпроме.

Примерно спустя месяц жизни в лагере заветный листочек с нашей фамилией получили и мы. Собрав баулы и получив в награду именные лагерные пододеяльники, мы отправились к новой счастливой ступеньке эмиграции - общежитию. Ехали мы примерно час на электричке. Потом еще полчаса брели по пустынному полю, пока не увидели занесенные снегом и окруженные колючей проволокой три деревянных коттеджа. Комендант общежития, изучив наши документы, сочувственно объявил нам "вам, евреям, сюда не надо". Такое сочувствие после ужасов "Бибби Альтона" нас не испугало и мы, полные решимости овладеть первым собственным углом в Германии, зашагали к коттеджам. Через час спешно грузились в электричку назад. Общежитие оказалось "афганским" и там жили всем своим кланом настоящие моджахеды...

Комендант "Бибби" долго не хотел нас впускать назад. Пока мы ему не напомнили о щепетильности "еврейского вопроса" и невозможности сосуществования на одном клочке Земли моджахедов и сионистов. В итоге мы проторчали на барже еще пять месяцев, пока не получили второй шанс...

В 2006-м году Бибби Альтона прицепили к кораблям и увезли. Лагерь находился в престижном районе Альтона и обладателей роскошных вилл заебало такое соседство.

На этом самом месте стояли четыре баржи с беженцами

Теперь вместо сопливого нищебродья здесь гламурные кафе

Продолжение эпопеи "Как я эмигрировал в Германию"

(1) Фломаркт (Flohmarkt) - блошиный рынок (нем.)

(2) Автор ошибся. "Душно" - по-немецки пишется через "ü" "schwül". На стене же было написано "Я гей".

(3) Льготниками считались немецкие переселенцы и еврейские эмигранты. Они имели право на комнату в общежитии. Таких общежитий было много по всему Гамбургу. Главная ценность такой общаги состояла в собственном санузле и почтовом ящике. Что было очень важно из-за сотни писем от госучреждений, который получал эмигрант в первые месяцы пребывания в Германии.

Источник: http://morseanen.livejournal.com/44007.html

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)