Кому отдых, а кому рабство. Как белорус работал официантом на шикарном круизном лайнере

/ Просмотров: 2555
Метки: ,

Прочитав интересную статью об отдыхе на круизном лайнере, я вспомнил свой опыт работы на "плавучем городе". А было это 4 года назад. Не думаю, что когда-нибудь забуду о месяцах, проведенных на великолепном, шикарном круизном лайнере. Однако, всем известно, что у медали есть две стороны.

Долгая дорога на "плавучий город"

Получить работу на круизном лайнере было очень даже непросто. Казалось, что шел отбор космонавтов, желающих слетать на Луну. Замечу лишь, что на всевозможные многочисленные собеседования (пришлось несколько раз съездить в Москву), ожидание контракта, прохождение сложной медкомиссии ушло около года. Однако я добился своего: на руках у меня были электронные авиабилеты, высланные мне на e-mail, контракт с американской круизной компанией, виза, разные разрешения, и с чемоданом налегке я готов был "заступить на вахту". Но далее все оказалось не так просто. Мой маршрут предполагался следующим: самолетом из Минска до Москвы, а затем оттуда – напрямую до Хьюстона (США), где меня ждал забронированный компанией номер в отеле (бесплатный для меня). Из отеля я должен был направиться в один из портов, где ждал меня мой корабль под названием "Триумф". Кстати, авиабилеты мне обошлись в 550 евро.

Однако путь мой на "плавучий город" (то есть круизный лайнер) оказался намного сложнее и запутаннее, наверное, как кривая американской мечты. Сначала вылет самолета из Минска до Москвы задержался на 2 часа! Прилетев в Златоглавую я понял, что опоздал на свой рейс до Хьюстона. Но вскоре выяснил, что рейс до Хьюстона в свою очередь также задержался - аж на 4,5 часа! А значит, в принципе, мне повезло. Но это были только цветочки, а ягодки – потом! Перед посадкой в аэропорту мне сообщили, что придется полететь сначала в Вашингтон, а лишь оттуда – до Хьюстона, значит, с пересадкой. Благо, перелеты на самолете я переношу спокойно и без паники: никогда не думал о неминуемой катастрофе и не искал под сиденьем парашют.

Перелет занял 9 часов. Когда самолет заходил на посадку в их Америке, на часах было около 6 часов вечера (+8 часов к нашему времени). В вашингтонском аэропорту "Даллес" мне вежливо сообщили, что, мол, не судьба попасть в Хьюстон – рейс будет лишь наутро следующих суток. Я сразу начал глазами искать сиденье для ночлега, но работник аэропорта, кроме билетов на рейс до Хьюстона, вручил мне купоны на проживание в отеле, в том числе и на питание. Несказанная новость подняла мне настроение.

Ах да, едва не забыл: мой чемодан был утерян! Его искали около часа, но нашли. Вообще, аэропорт "Даллес" напоминает по своим масштабам отдельную планету, где даже ходят поезда, прибывающие на мини-станцию каждую минуту. Например, если надо попасть из одного конца аэропорта в другой, то гораздо быстрее это сделать названным видом транспорта. Удостоверившись в справочной службе, что мой чемодан будет наутро доставлен на самолет (не хотелось ведь потерять его вновь!), я налегке вышел на американскую землю. После прохладного воздуха в аэропорту, где постоянно работали кондиционеры, горячий и душный воздух улицы ударил мне в лицо (на календаре был июль месяц). Я нашел остановку и принялся дожидаться своего автобуса, который должен был бесплатно отвезти меня в отель. Вокруг было идеально чисто, даже тротуарная плитка пахла ароматными духами. Напротив, на стоянке, громоздились большие американские автомобили. Все вокруг говорило о роскоши, самодостаточности, лоске. И с каждым последующим днем пребывания в Америке я убеждался в этом все больше и больше.

После ночлега в великолепном отеле, утром я наконец-таки вылетел в Хьюстон. Я оперативно добрался до своего отеля, где меня должна была ждать весточка с дальнейшими указаниями моего маршрута. В результате выяснилось, что из-за всей этой неразберихи с самолетами я опоздал на свой корабль… Таким образом, мне пришлось неделю жить в этом отеле, ожидая дальнейших инструкций. За проживание и питание я не платил, но в последующем компания попыталась выставить мне счет, однако этого им не удалось, ведь не по моей вине произошла задержка рейсов самолетов. Я не заплатил ни цента, хотя представители компании, мягко говоря, настаивали на крупной выплате. Неделя пролетела быстро и моим новым "домом" стал круизный лайнер под названием "Конквест", высотой более чем в 10 этажей!

Начало шикарного "рабства"

Круизный лайнер поразил меня своими масштабами. Это был настоящий город, где все спешили как муравьи по своим маршрутам. На корабле находилось множество ресторанов, кафе, бассейны, тренажерные залы, казино, магазины и много другое. В общей сложности, круизный лайнер брал на борт около пяти тысяч человек, и это не считая сотен тонн груза. На 3,5 тысячи гостей приходилось почти полторы тысячи обслуживающего персонала. Свою каюту, находившуюся ниже "ватер линии", я искал минут 30. Моим соседом по жилищу оказался необщительный филиппинец Джей в возрасте за сорок, пятнадцать из которых он отработал в этой компании. Сама каюта представляла собой крошечное помещение размером примерно 2х3 метра, где находились: кровать в два яруса (практически как в поезде), шкаф, умывальник, тумбочка с полками, телевизор со встроенным видеомагнитофоном и телефон! В каюте была дверь в совмещенную с соседями душевую с туалетом. Другими словами, в туалет мы заходили с одной стороны, а соседи – с другой.

После общения с некоторыми коллегами я понял, что на корабле правит "темная раса" (индусы и филиппинцы), которые притесняют "белых", считая себя привилегированными. Хочу сразу заметить, что я никогда не был расистом и не стал им до сих пор. Однако там, на корабле, были все необходимые условия, чтобы возненавидеть вышеназванные расы.

В вещевом складе украинец Евгений подобрал мне 3 комплекта униформы. Униформа всем выдавалась на прокат. За 4 рубашки, 3 жилета, полуармейские тяжелые ботинки, которые практически не скользят на воде и жирной поверхности, а также ремень с меня в последующем "взыскали" 114 долларов США. Для каждого дня недели и времени суток существовал определенный подбор рубашек и жилетов. Одев униформу, меня сразу же "окунули в омут с головой" – я сходу приступил к работе, о которой не имел фактически никакого представления (по правде говоря, у меня был опыт работы официантом и барменом в Англии, однако это было много лет назад). Не скрою, что существовал языковой барьер. Например, я прекрасно понимал и свободно изъяснялся с белокожими иностранцами, но первое время никак не мог "догнать", о чем толкуют мне представители азиатских стран (индусы, филиппинцы, индонезийцы и т.д.). Это был какой-то англо-индо-китайский диалект. А прибавьте к этому новые корабельные термины, понятия, названия блюд! Кошмар!

При трудоустройстве в Беларуси, естественно, никто не обещал золотых гор, отдых под жарким солнцем на Карибских островах. Правда, в агентстве предупреждали, что работа тяжелая. Однако на практике оказалось, что само по себе понятие "тяжелая" даже приблизительно не отражало реального положения дел.

4 доллара чаевых ... в неделю

Итак, "пункт общественного питания", где я начал свою трудовую деятельность на корабле, представляло собой что-то среднее между нашим рестораном и кафе со "шведским столом", и возможностью сделать заказ у официантов. Посетителями являлись представители бухгалтерии, офисные работники, танцоры, музыканты, фотографы, секьюрити, обслуживающий персонал казино, баров, детского мини-сада (это специальная комната, где работники присматривают за детьми гостей) и тому подобное. В общем, для меня, как новичка, первых 4 часа работы показались вечностью, я бегал с вытаращенными глазами, принося заказы из кухни в это кафе высшей категории. Пот лился ручьем. Проблема была и в том, что я не знал ни терминов, ни названий, не знал, где на кухне находятся продукты питания, а также не имел понятия как правильно сделать гамбургер, хот-дог. И никто из моих коллег не горел желанием что-либо пояснить, рассказать. Там это не принято.

Хорошо, что на кухне я повстречал Ксению и Сергея из родной Беларуси, которые работали в других "пунктах общественного питания" (классом повыше). Земляки помогали мне как могли. У ребят это был второй контракт в компании, и они знали, что к чему. Я буквально "летал как веник" – именно так можно описать скорость работы тамошнего официанта. Основная масса наших клиентов по отношению к официантам выражала явную презрительность, считая себя высшим сословием. Взять, допустим, так называемых фотографов, которые ходят по пятам за гостями лайнера. Они мнили себя настоящими профессиональными папарацци, пройдя лишь трехдневную подготовку по фотоделу перед плаванием. Вот всем таким клиентам и подавай то недожаренные, то пережаренные яйца, и, к тому же, как можно быстрей (к слову, питание и проживание на корабле для обслуживающего персонала бесплатное). Бывает, что пока бежишь за одним заказом на кухню, тебя по ходу перехватывают еще несколько посетителей с разными просьбами. А когда добегаешь до той самой кухни, то едва успеваешь собраться с мыслями, пытаясь вспомнить, что кому принести. Возвращаясь, ищешь в толпе клиентов своих заказчиков и по аналогии, неким ранее отсутствовавшим чутьем угадываешь, кто и что хотел. Конечно, бывали и "проколы". Первая неделя тянулась очень медленно. К слову, в минской фирме, через которую я устраивался туда на работу, не обманули: в этом "кафе" тоже можно было заработать чаевые в среднем по ... 4 доллара США каждому официанту в неделю.

"Болели ноги даже во сне"

Естественно, хотелось домой. Но со временем я приловчился к работе и знал некоторые нюансы. Кроме доставки блюд посетителям, все официанты должны были следить за наличием в достаточном количестве стаканов, чашек, чистотой на столах и так далее. От постоянной беготни ужасно болели ноги даже во сне. Мой трудовой график выглядел следующим образом: работа с 6.30 до 9.00 утра, затем перерыв, затем снова работа – с 10.30 до 14.00, затем перерыв 3 часа, и опять на посту с 17.00 до полуночи. Бывало, что не было времени даже перекусить, и от усталости всегда хотелось спать. Выходных дней не было вообще Контроль рабочего времени (кроме контроля непосредственного присутствия на рабочем месте) осуществляется посредством введения моего идентификационного номера в специальный компьютер перед началом работы. Та же процедура была необходима и по окончании работы. Интересный момент: в рабочее время или нет, но я должен был носить на груди либо специальный значок, где написано мое имя, должность и страна, либо идентификационную карточку. Я называл их знаками "прокаженного", ведь именно по ним определялся наш статус на корабле. Вход в гостевую зону нам был запрещен. Мы все как "прокаженные" должны были передвигаться по кораблю потайными путями посредством специальных лифтов, сотен лестниц.

Лайнер "Конквест" ходил в недельные круизы по Карибским островам (Ямайка, Каймановы острова, Багамы, Мексика), каждое воскресенье возвращаясь в родной американский порт "Галвестон". Как красиво и экзотично звучит, а? Только на этом "плавучем городе" всему обслуживающему персоналу не до красоты за бортом. Здешнюю жизнь вполне можно назвать отбыванием "срока". На экзотические острова зачастую можно было только посмотреть с открытой палубы, а выйти на берег на несколько часов удавалось, если везло с графиком работы. Как правило, корабль заходил в порт максимум на 5 часов, а затем – снова в плавание. Конечно, и мне хотелось выйти на землю, ощутить ее своими ногами, которыми я едва передвигал уже после первых нескольких дней.

На третий день плавания я все же решился пойти на "преступление". Вместо посещения занятий по безопасности я пошел в "самоволку". Как сейчас помню, это был в порт острова Гранд Кайман, куда пассажиров с корабля доставляли небольшими катерами. Жара была под 40. Вода вокруг имела чисто бирюзовый цвет. У меня оставался всего лишь час до момента, когда мне нужно было заступить на работу. За это время я все же успел взять такси до ближайшего пляжа, окунуться в соленой морской воде и вернуться обратно (за проезд в обе стороны заплатил всего 8 долларов). Вокруг было неимоверно красиво, но казалось, что эта красота не для меня. Я не мог расслабиться, абстрагироваться. А народ отдыхал, купался, загорал, неспешно попивал прохладные напитки под навесом кафе прямо на пляже. Я же должен был возвратиться обратно в свою плавучую "тюрьму". Вы скажете, что это слово не подходит для шикарного круизного лайнера? Однако на корабле для большинства доступны только три режима бытия: работа (по 12-15 часов), сон (если повезет 6-7 часов) и прием пищи (также если повезет с графиком работы и руководством). Можно, конечно, "расслабляться" в баре, каюте или на открытой палубе, но это время будет отминусовано от времени на сон.

Первая неделя на корабле считалась самой трудной. Ведь кроме того, что привыкаешь к графику работы и озабочен тем, как не потеряться на лайнере, так еще тяжело психологически – давит, по сути, военный режим, ограниченность пространства. Благо, мой организм оказался стойким как к морской болезни (кстати, даже такую большую "посудину" качает на волнах при сильном ветре), так и закаленным к психологическому давлению руководства. Первых несколько дней у меня "шалило" давление, а местные медики даже таблетку не дали, отправив на работу. Вообще, тамошняя медицина, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Очень много ребят травмировали себе спины, пальцы, поднимая тяжести. А подход людей в "белых халатах" к своим пациентам чисто армейский: располовиненный анальгин, по их мнению, годен как от головной боли, так и от боли в животе. Например, одна моя землячка – Ольга (на родине она работала директором сельской школы) серьезно повредила позвоночник: не могла повернуть голову, долго лежать, сидеть. Ее ежедневно пытались пичкать множеством непонятных таблеток, предлагали какую-то инъекцию. Таблетки она втихаря выбрасывала, а от укола отказалась. К счастью для девушки, ее контракт подходил к концу, так она на последние недели взяла больничный, уехав лечиться домой.

Показуха и в Америке показуха!

В конце каждой недели (в воскресенье) мы возвращались в Америку, а значит, наступало время усиленной уборки рабочих мест. Дело в том, что американская служба здравоохранения выдвигала очень жесткие требования к "общепиту" на кораблях. Дважды в год судна проверяла специальная комиссия. Вот и мы ждали проверку. В вечер накануне причаливания к американскому порту мы "вылизывали" свои рабочие места. Все носились с тряпками, щетками, хлоркой. Часа четыре убирали так, чтобы даже пылинки нигде не было. Затем нашу работу принимал супервайзер, выискивая специальным фонариком крошки на столах, полу, окнах и даже пылинки на потолке!

Сотни ножей и вилок были отполированы так, что напоминали зеркала. Кроме того, каждый должен был знать срок и температуру хранения различных продуктов. По большому счету, официанты на лайнере выполняли также функции уборщиков. Настоящей катастрофой являлся факт, когда даже чистая тряпка лежит в неположенном месте. В общем, уборку мы заканчивали поздней ночью. Наутро, когда предположительно должны были придти проверяющие, вся работа на кухне выполнялась исключительно в одноразовых целлофановых перчатках. Согласно требованиям, прежде чем надеть эти перчатки, необходимо было мыть руки с мылом не менее 20 секунд! Затем, например, после перекладывания фруктов из одного места в другое, перчатки надо было снять и выбросить, после чего снова помыть руки. И такой порядок установлен при выполнении любой незначительной работы. Если решил что-нибудь взять, то надевай перчатки! Хорошо, что дышать без респиратора было позволено.

Как сами понимаете, это только теоретически должный подход, придерживались которого перед предполагаемым приходом проверяющих. На практике же получалась другая картина. Как-то попал я на главную кухню корабля, где трудилось, как минимум, поваров двадцать, не считая десятков официантов различных мастей, уборщиков, посудомойщиков, снующих туда-сюда. С непривычки потеряться там легко, при этом ощущал себя как будто в Бомбее – вокруг одни повара-индусы. Так вот, по их темным лицам и рукам струился пот, стекавший прямо на приготовленные ими деликатесы для гостей. Вот вам и санитария! Но не буду вдаваться в другие детали...

Пока проверяющие не посетили наш корабль, перед приходом в американские порты мы тщательно "вылизывали" судно. Это продолжалось несколько месяцев. Нам приходилось прятать в своих каютах микроволновки и другую кухонную утварь. Сплошная показуха! Причем руководство эту показуху пропагандировало, возможно, не понимая ее маразматичности. Все боялись потерять работу. Ведь для азиатов деньги, которые они зарабатывали на лайнере, являлись баснословными суммами. В своих странах, например, в среднем за 20 тысяч долларов США они могут купить шикарный особняк в центре большого города и содержать прислугу. А трудясь на родине, как рассказал мне один индонезиец, можно заработать в день лишь 3 американских доллара (за которые он мог купить 6 кг риса).

Ко всему прочему, первая неделя была насыщена обязательным посещением упомянутых выше занятий по безопасности. Зачастую перерывы "вылетали в трубу" из-за таких лекций. Часами специалисты рассказывали нам об условных сигналах тревоги в зависимости от чрезвычайных ситуаций (пожара на борту, подтопления) и о том, как действовать в таких ситуациях. Например, в случае общей тревоги все пассажиры и члены экипажа должны надеть спасательные жилеты, которые находятся в каютах либо в ящиках на палубах, и направиться к специальным площадкам, расположенным также на открытых палубах. Уже оттуда идет эвакуация на спасательных лодках, коих здесь на корабле насчитывается 69 штук. Все эти маршруты передвижения каждый должен знать как "Отче наш". Согласно подсчетам специалистов, этот "плавучий город" в случае чрезвычайной ситуации уйдет под воду в течение 15 минут. Честно говоря, сложно представить, как в реальности около 5 тысяч человек поведут себя – однозначно не обойдется без паники. И тут уже кому как повезет. Как показал печальный опыт с круизным лайнером "Коста Конкордия", затонувшим у берегов Италии несколько лет назад, так и оно и случилось. Каждый спасал сою шкуру.

В конце недели все прибывшие на судно сдавали тест из разряда "что делать, кому звонить и куда бежать", если пришла беда. Кроме этого, каждый член экипажа должен знать категории пожаров и какими видами огнетушителей с ними бороться. А огнетушители расположены по всему кораблю и отмечены специальными знаками. Также на занятиях нам поясняли, что большое внимание на корабле уделяется переработке отходов, поэтому каждому виду мусора будь то отходы от продуктов питания, изделия из пластика, жестяные банки, бумага, батарейки – свой мусорный бак (кстати, еженедельно корабль производит более 12 тысяч тонн отходов только от продуктов питания). Были и занятия на другие темы: как вести себя с гостями-инвалидами, как улыбаться и многое другое. Зачастую некоторые просто засыпали от усталости на лекциях, ведь не до учения, когда организм на грани выживания.

Когда не до красоты Багамских островов

С самого начала у меня как-то не сложились отношения с моим супервайзером из Филиппин. Наверное потому, что я открыто возмущался его дурацким требованиями. Ведь там отработанная система: они – рабовладельцы, а мы – рабы. Все приказы должны были выполняться беспрекословно, иначе не видать продвижения по карьерной лестнице. После каждой недели у многих менялось расписание и место работы. Принято, что все новички должны были как минимум месяца четыре отработать в подобных "общепитовских" пунктах, прежде чем их пустят обслуживать гостей. К своему первому рабочему месту я успел привыкнуть, однако то ли за мой нрав, то ли в целях ротации кадров меня перевели в одну из самых "горячих точек" на корабле. Это столовая для всего обслуживающего персонала (уборщиков, электриков, официантов, кухонных рабочих), где каждый день столуются более 700 человек! За чистотой, порядком, наличием чашек, ложек, вилок, ножей, десятков видов салатов и горячих блюд на линиях здесь следили всего человек пять.

Я же должен был отвечать за работоспособность и чистоту кофемашин, "аппаратов по выдаче" соков, мороженого, молока, воды и льда. Кроме того, в определенное время я доставлял с 9-го этажа холодные закуски на линию и следил за тем, чтобы все было в наличии. Конечно, мне никто не пояснял, как да что, поэтому приходилось учиться на своем горьком опыте. А контролировать ситуацию здесь ой как непросто: попробуй уследи и убери за такой ордой голодных! То молоко закончилось, то чая определенного типа нет, то кофемашина сломалась, то чашки все порасхватали, то помидоры за 10 минут "растворились" (за провиантом приходилось бежать на 9-й этаж, правда, добираться можно было и на лифте).

Смена у меня была ночная: начинал в 10 вечера, а заканчивал едва живой в 10 утра. Столоваться здесь заканчивали в 2 часа ночи. После этого я всю ночь убирал, имея час перерыва. Затем в 6 утра начинал снова готовиться к завтраку. Однако для того, чтобы рано утром доставить сюда фрукты и другие продукты, необходимо было где-то "позаимствовать" специальную тележку. Приходилось бегать по всему кораблю, чтобы ее у кого-нибудь "стянуть". А утром снова супервайзер с дотошностью проверял чистоту и порядок на линии. Человек – существо, способное привыкать ко всему. Вот и я понемногу "втягивался" в работу и режим.

Контакт с родиной держал посредством общения через Интернет. На корабле имелось для нас Интернет-кафе, правда, расценки там очень "кусались", а качество не соответствовало стоимости: за 20 долларов можно было находиться в мировой "паутине" всего около часа, тогда как скорость "скачивания" информации была сродни передвижению на асфальтоукладчике. Также можно было звонить домой, но и в этом плане расценки не радовали: 10 долларов США за 15-минутное общение с Республикой Беларусь. Мой новый ночной график работы имел единственный плюс: отработав ночь (правда, если оставались силы и желание), можно было выходить в портах на берег хотя бы на несколько часов. Таким образом, можно сказать, что я побывал на многих островах. От усталости после ночной смены у меня закрывались глаза, я едва шевелил языком, но все же блуждал по земле обетованной на Ямайке, Мексике, Багамах…

"Когда жизнь проходит мимо тебя, душу не особо греет копейка"

Лет этак шесть назад условия работы на круизных лайнерах были не такими жесткими: компания оплачивала дорогу туда-обратно, поощряла работников премиальными, а сам режим был не таким уничтожительным, давящим. Хотя все, конечно же, зависит как от масштабов корабля (на небольших кораблях всегда было работать легче), так и от руководства. Наши земляки (русские, украинцы, поляки, болгары), которые начинали свою "корабельную карьеру" ранее, получили быстрое продвижение и, привыкнув к морской жизни, сейчас, возможно, зарабатывают неплохие деньги. Ведь такая затворническая жизнь дает возможность меньше транжирить, больше копить. А от экономической составляющей (я имею в виду зарплату), безусловно, зависит многое. Все-таки ради приличного заработка можно терпеть и переносить многие тяготы и лишения, однако... Когда жизнь проходит мимо тебя, на календаре вычеркиваются дни, а душу не особо греет "копейка", то коэффициент полезного действия таких плаваний близок к нулю. Тогда мой заработок составлял 1000 долларов США в месяц. Например, если с аналогичной отдачей трудиться у нас в стране, то можно заработать гораздо больше, и при этом быть в водовороте жизни – рядом с семьей, друзьями, да и не чувствовать себя рабом, что, согласитесь, немаловажно. В то же время, всегда на кораблях имеют неплохие деньги те, кто работает в казино, за барной стойкой. Также особо не напрягаются фотографы, танцоры.

Далее меня перевели на новое рабочее место – в небольшой ресторан, где питались офицеры корабля, коих там было почти 30 человек (в основном, итальянцы, но также были хорваты, румыны). Можно сказать, что я получил продвижение по карьерной лестнице. Да, на самом деле работать стало немного легче. Хотя мороки с уборкой перед американскими портами не убавилось. С моей новой напарницей-землячкой Ксенией мы хорошо сработались. Наши фотографии даже красовались на доске почета, а привередливые гости-офицеры оставляли "чаевые". Рядом с нашим ресторанчиком питался капитан со своей семьей и руководящим составом корабля. Для капитанской элиты готовилось отдельное меню.

Бегство с плавучей "тюрьмы"

У меня был заключен контракт на 8 месяцев. Однако корабль можно было покинуть не дожидаясь окончания контракта (причем, обратный билет оплачивается компанией) в нескольких случаях: если у тебя на рабочем месте в крови обнаружили алкоголь; если ты стал участником драки; если замешан в домогательствах к противоположному полу либо проявляешь признаки расизма. Конечно, состояние здоровья также считается веской причиной для расставания с кораблем. Ну и, не дай Бог, если вдруг произошли непредвиденные ситуации на родине, и ты просто должен туда вернуться. Я выбрал последний вариант. Вернее, его мне подсказал помощник метродотеля румын Даниэль, который, будучи еще советской закалки, разговаривал на ломаном русском языке. У нас с ним были великолепные отношения. Вот Даниэль и придумал для меня "легенду", чтобы мне досрочно покинуть круизный лайнер за счет компании.

Согласно печальной истории, я должен был на время вернуться в Беларусь, дабы участвовать в бракоразводном процессе со своей женой, которая угрожала присвоить себе мою квартиру. Я клятвенно обещал руководству корабля вернуться обратно, как только улажу свои проблемы. Я до сих пор должен компании деньги за авиабилет и за расходы на мое проживание и питание в отеле… Но меня не мучают угрызения совести, поскольку я более чем добросовестно и сполна отрабатывал свою копеечную заработную плату. Я не жалею ни о чем, ведь это была интереснейшая страница в моей жизни.

Виктор Бысов / TUT.BY

Источник: http://reporter.tut.by/reporterallnews/690.html

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)