Собралась и улетела. Как в 19 лет поменять Беларусь на Швецию и не пожалеть об этом

/ Просмотров: 961

Швеция — страна, знаменитая стремлением к гендерному равенству, социально ориентированной экономикой и большим количеством мигрантов, которые стекаются сюда со всего мира. О том, как устроен быт обычной шведской семьи, почему мальчикам в детском саду разрешают наряжаться в платья и что представляет собой бесплатная языковая школа для мигрантов, рассказала наша соотечественница, уроженка Гродно Александра Маслова, которая живет в Стокгольме вот уже пять лет.

— Почему ты переехала в Швецию?

— Мне было 19 лет. Окончив первый курс университета, решила летом немного подзаработать. В Стокгольме живет моя тетя, я поехала к ней в середине июня, но очень долго не могла найти работу. Как оказалось, летом все поголовно уходят в отпуска, наступает мертвый сезон. В итоге месяц прогостила, а в Беларуси как раз произошло первое резкое падение рубля. Поняла, что нужно оставаться здесь, переходить на заочное, что-то искать и пытаться себя обеспечивать, а не тянуть из родителей.

Работу я нашла только к концу сентября — няней в семью, где жена белоруска, а муж швед. У шведов неплохой доход, работают, как правило, оба родителя, поэтому во многих семьях есть няни. Я присматривала за тремя детьми после садика — где-то 3−4 часа в день. В этой семье проработала 4 месяца, потом нашла другую, шведскую. Им помогаю до сих пор, у них я живу, но, правда, уже скоро переезжаю.

Зарплата няни порядка 350−450 евро в месяц, но если живешь с семьей, то не платишь за питание и жилье. Так, для сравнения, средняя зарплата в Швеции около 2 тысяч евро, однако минус большой налог (30%) и в результате не так и много остается, учитывая оплату квартиры и продуктов.

— Когда ты приехала в Швецию, то уже знала язык?

— Нет, языка я не знала вовсе, только английский. Вначале моя шведская семья оплатила курсы в обычной школе, но они мне не особенно понравились. В Швеции нужно получить свой персональный номер (ID), потом ты можешь пойти в школу для мигрантов и учить язык совершенно бесплатно. Как только появился ID — сразу же записалась на курсы. Я выбрала вечернее время, хотя можно учиться утром, днем и даже дистанционно. В школу приходят люди со всего мира, много разных традиций и культур — это очень здорово.

В языковой школе для мигрантов учатся люди со всего мира

Вначале качество обучения, откровенно говоря, хромает. Нужно моментально влиться в поток. Объясняют все по-шведски, редко переходят на английский, многого не понимаешь. Учителя меняются часто, на начальном этапе каждую неделю-две приходят новые люди. В группе у всех разный уровень знаний: кто-то только-только пришел, кто-то уже месяц учит. Некоторые слушатели жили в Швеции и немного знают язык, но им нужен сертификат, чтобы пойти работать или поступить в университет. Только со временем формируются устойчивые группы.

Существует проблема, как ни странно, с практикой. Приходишь в кафе или магазин, хочешь попрактиковаться, но они понимают, что тебе сложно, и моментально переходят на английский. Приходилось быть очень настойчивой.

— Швеция — страна, которая принимает тысячи беженцев. Много ли их на улицах Стокгольма и как к ним относятся сами шведы?

— В тот момент, когда я начинала учиться в школе, беженцев не видела. Были те, кто получил работу, создал семью, по учебе приехал, очень много студентов из Китая и Японии.

Все началось буквально год назад. Теперь постоянно узнаешь, что кого-то ограбили или изнасиловали. Недавно прочитала, как в метро залетели два парня и выхватили сумку у женщины. Она бежала за ними, падала, но все-таки смогла вырвать свои вещи. Такими новостями заполнены все ленты в социальных сетях. Не винят именно беженцев, а людей с определенным типом внешности. Были изнасилования, может, не так много, как в Германии, но были. Теперь все эти случаи активно транслируются в медиа. Я живу в центре, но для своей же безопасности стараюсь не гулять поздно.

Сами шведы разделились на три лагеря: одни резко против такого потока приезжих, вторые, наоборот, хотят помогать, третьи относятся к этой ситуации совсем нейтрально.

— У тебя есть вторая работа?

— Уже полтора года я работаю рекрутером в сфере строительства. Моя компания — самая большая в Швеции с таким профилем, ей 16 лет. По сути, это такое кадровое агентство для строительной сферы. Человек оставляет заявку на нашем сайте, мы смотрим CV, и если кандидат нам подходит, то вначале мы должны получить одну рекомендацию с предыдущего места работы. После проводим интервью, самостоятельно формируем профиль о человеке и предоставляем компании, которая обратилась к нам.

— С поиском работы мне помогла шведская семья. Вначале я прошла стажировку, мне рассказали, какие существуют профессии, как происходит подбор кандидатов. Потом я наблюдала за процессом интервьюирования и знакомилась с документацией. Сложнее всего было с терминологией. Я по-русски в строительстве слабо понимала, а тут нужно понимать по-шведски. Очень многому нужно было учиться. Но мне кажется, что я быстро справилась. Прошло примерно два месяца, как я без посторонней помощи стала собеседовать, при этом работала по 4 часа в день. С недавних пор начала подбирать высококвалифицированные кадры — инженеров, проектировщиков.

Другим компаниям проще обращаться к нам, потому что мы будем заниматься как приемом, так и увольнением сотрудника — а с этим в Швеции не так и просто, есть много организаций, которые защищают права работников. Например, поэтому в случае сокращения тут действует правило: те, кто пришел последним в компанию, уходят первыми. Вне зависимости от того, хорошо работаешь или плохо. Конечно, если сам уходишь — то проще, ты должен отработать один месяц, в течение которого ищут замену.

— Как происходит разделение труда в обычной шведской семье?

— В шведских семьях принято разделять уход за детьми. Сегодня папа смотрит за ребенком, завтра — мама. Уборкой часто занимаются наемные люди, как, например, в той, где я живу.

В русскоязычных изданиях любят писать, что шведы используют определения «Родитель 1» и «Родитель 2» для мам и пап. На самом деле, это не распространено. Главное отличие — свободное воспитание. Девочкам и мальчикам не прививают истинно «мужские» или «женские» привычки, ценности, способы поведения. Подстраивается в какой-то степени даже язык. В шведском есть «хун» — это она, «хан» — это он, но сейчас все чаще употребляют «хен», что переводится как «она или он». Такая формулировка встречается в новостях, в деловой переписке. Если не знают, какого конкретно пола кандидат, то пишут и говорят «хен».

Нет стереотипов, например, девочке только розовое, а мальчику только голубое. Если мальчик захотел надеть платье, играя в садике, — он наденет. Если захотел бабочку на щеке нарисовать — он нарисует. Ребенку не говорят, что это неправильно, боятся травмировать его психику. У одного из моих воспитанников есть друг, который любит играть с куклами и пони. А мой подопечный любит машинки. Он как-то спросил: «Ему нравится розовый цвет. Розовый же цвет может всем нравится?» Я отвела: «Да, ведь мы все разные и у всех разные интересы».

— Согласна ли ты с мнением, что шведские дети очень разбалованные?

— Да-да, есть такое. К детям относятся очень лояльно. У нас могут шлепнуть по попе, а там нельзя. Если вдруг ребенок скажет, что ты его ударил, даже случайно, в садике или школе, а это услышит учитель, то у родителей могут быть неприятности. Ими заинтересуются социальные службы. Но я пока с таким не сталкивалась. Здесь такой подход: ребенок плачет — ну пусть поплачет, он же ребенок. У нас сразу начинают успокаивать, потому что чувствуют себя неловко. В ресторан пришел, ребенок заплакал ─ у нас все цокают, начинают недовольно поглядывать.

Меня мама всегда учила, что с детьми нужно говорить как с взрослыми, не повышая тона. Ты просто берешь за руки ребенка, концентрируешь на своем взгляде и объясняешь, как нельзя. Такая модель воспитания характерна и для Швеции.

Начальная школа очень «расслабленная», в неделю учат одну букву, все остальное время играют и занимаются творчеством. Часто по новостям можно услышать: плохие результаты по математике или другим предметам. У нас с детства формируют чувство ответственности. Это мое наблюдение. Ребенок получает задание — и он ответственен за него. А там вот этому изначально не учат. Слишком много дозволенности тоже плохо.

— Шведы — все очень спортивные. Ты занимаешься спортом?

— В Стокгольме действительно все без ума от спорта — от детей до очень пожилых. Я думала, что буду бегать. Купила себе красивую спортивную форму. И пока думала-думала, мой молодой человек сказал: бегать по твердому асфальту вредно для суставов, лучше ходить или бегать по мягкому покрытию. По ценнику следующая картина: абонемент в самый модный зал — 50−60 евро в месяц, в самый простой — около 25 евро. Помимо безлимитных тренировок, сюда включены групповые занятия по йоге, танцам. Работают тренажерные залы 24 часа в сутки. Пока я не приобрела абонемент. Зато очень много хожу пешком и, когда тепло, занимаюсь на тренажерах, которые установлены на открытых площадках.

— Хватает ли тебе твоего дохода для безбедного существования?

— В тот момент, когда я работала только няней, мне реально помогало то, что я не покупала проездной (80 евро) — почти четвертая часть зарплаты. Сначала я переводила цены в белорусские рубли, а сейчас все в кронах считаю. Теперь намного проще: куда ни едешь — везде дешевле.

У меня две работы, поэтому в очень многом я себе не отказываю. В Стокгольме на двоих ужин обойдется в 30−40 евро, ланч в 9−10 евро, кофе с пирожным — 7−8 евро. В кино или музей сходить — 12−15 евро. Переехав в Швецию, я стала гораздо больше путешествовать, несколько раз в год. Одежда дешевле, чем в Беларуси, и выбор больше. Алкоголь я не пью, поэтому по ценам не могу сориентироваться, но знаю, что довольно-таки дорого. Замечаю, как шведы часто ездят на паромах в Ригу, Таллин или Хельсинки и закупаются там алкоголем.

— Ты скучаешь по дому? Планируешь ли возвращаться в Беларусь?

— Первое время, когда приезжала домой, мне буквально через час хотелось обратно. Скучаю по семье, но не скучаю по месту. Гродно очень красивый летом, но в другое время года — все уныло, серо, грустно. Люди недовольные. В Швеции живут с установкой: у всех есть проблемы — у кого-то большие, у кого-то маленькие. Если будешь переживать, наоборот, ничего не решится, только хуже себе сделаешь. Поэтому там не чувствуешь негатива от каждого человека.

Дома я обычно провожу время с родными и близкими друзьями. Последние два раза в центр Гродно даже не выезжала. Иногда подумаешь: приехали бы туристы, а нет ведь ничего. Никто не может по-английски говорить, нет вывесок и указателей. Хотя шведам интересен наш регион, у меня всегда спрашивают по Путина и Лукашенко.

Больше всего в Швеции Александра скучает по семье. Вместе с сестрой.

— Мне иногда не хватает вкусных белорусских продуктов. Часто хожу в русский магазин: селедки и огурчиков купить, сало с мясом, сырки творожные, пряники и вафли. Из Беларуси всегда привожу конфеты, они отличаются по вкусу от местных. Нравится всех угощать. Мои друзья и коллеги любят «Аленку» и «Грильяж».

— Что тебе больше всего нравится в Швеции и шведах?

— Мне удивительно подошла эта страна по образу жизни и даже стилю одежды… Там не любят каблуки — и я их особо никогда не любила, а вот популярные в Швеции резиновые сапоги готова носить не снимая. Я белоруска, и всегда подчеркиваю, что я из Беларуси, не из России, но Швеция — это однозначно моя страна.

На мой взгляд, там все очень красиво: и архитектура, и люди. Все настолько свободны в своих мнениях и мыслях, что ты не встречаешь негатива. Или же просто его не замечаешь, не думаешь об этом абсолютно.

Катерина Керемша, Алеся Песенка / Фото: из личного архива героини / TUT.BY

Источник: http://lady.tut.by/news/work/488248.html

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)