A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Only variable references should be returned by reference

Filename: core/Common.php

Line Number: 257

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/z/zcfddd/locomotions.ru/public_html/system/core/Exceptions.php:185)

Filename: libraries/Session.php

Line Number: 675

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/z/zcfddd/locomotions.ru/public_html/system/core/Exceptions.php:185)

Filename: libraries/Session.php

Line Number: 675

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/z/zcfddd/locomotions.ru/public_html/system/core/Exceptions.php:185)

Filename: libraries/Session.php

Line Number: 675

Убийство в городке Кирхвей

Убийство в городке Кирхвей

/ Просмотров: 1735

Помните Рождественское послание президента Йоахима Гаука? Он тогда предупреждал нас о якобы распространенной среди немцев враждебности к иностранцам: «Мы обеспокоены насилием на станциях метро или на улицах, где люди подвергаются нападению только потому, что у них черные волосы или темный цвет кожи».

В реальной жизни все наоборот.

Мигранты регулярно избивают немцев на улицах до смерти, без всякой причины. Согласно статистике, после воссоединения Германии около 7.500 немцев были убиты (в основном мусульманскими) иммигрантами, 3-4 миллиона немцев стали жертвами жестокого насилия, получили серьезные увечья или стали инвалидами. (http://www.bundesregierung.de/). Открыто говорить и писать об этом нельзя, потому что реальность не вписывается в политическую концепцию красочного разнообразия культурно обогащенного иммиграцией общества, мирное сосуществование которого нарушает только немецкий расизм. Мы все должны молчать. Также, как в случае с 25-летним Даниэлем С., которого толпа молодых турок забила до смерти.

Это случилось ночью 10 марта. Даниэль, рабочий парень из старинного немецкого городка Kirchweyhe (Нижняя Саксония), возвращался с друзьями домой из соседнего города Wildeshausen после дискотеки. Как потом рассказал журналисту газеты «Bild» друг Даниэля Тим, в арендованном ими автобусе были еще свободные места и они пригласили в попутчики пятерых турков. Эта неосторожность стоила Даниэлю жизни. Все пятеро были пьяными, громко орали, стали задирать немецких парней, толкать их, вызывать на ссору. Даниэль пытался их успокоить, безрезультатно. Один из турков вызвал по мобильному телефону подкрепление. Когда автобус остановился на вокзальной площади в Kirchweihe, их уже ждала орда молодых турков. Даниэль первым вышел из автобуса, хотел с ними мирно поговорить. Но они сразу же вшестером набросились на него и стали зверски избивать. Другая группа турков ворвалась в автобус, вытолкала всех наружу. Началось побоище. Когда на место драки прибыли полиция, врач и машина скорой помощи, Даниэль был уже без сознания. Они сломали ему позвоночник и бесчисленными пинками по голове безвозвратно повредили мозг. 13 марта Даниэль умер в больнице.

Главный участник драки 20-детний Джихан А. единственный из всей группы был взят под стражу, против трех других его соплеменников ведется расследование. Исходя из опыта прежних многочисленных судебных решений, вероятней всего, они будут осуждены за нанесение телесных повреждений со смертельным исходом, возможно, даже отделаются условным сроком. Нельзя же «молодому человеку испортить всю жизнь».

Сразу же после случившегося на различных форумах в интернете появились издевательские комментарии турецких «сограждан» в адрес жертвы убийства, который, по их мнению, получил по заслугам. Так как, «немцы своей манерой держаться, чистая провокация для турков». Поэтому можно понять, если кто-то «случайно чрезмерно погорячился». Свой восторг по поводу убийства Даниэля некий Али Ф. выразил на Facebook так: «Одним нацистским ублюдком меньше в weyhe, это же супп-и-и...». Дружки Джихана А. осквернили место трагедии, отмеченное жителями городка цветами и зажженными свечами, а также угрожали появится на его похоронах.

То, что об этом зверском убийстве немца, совершенном турками, вообще стало известно за пределами города можно назвать «несчастным случаем на производстве»: начиная с доклада полиции, были применены все политкорректные уловки, чтобы и этот случай, вслед за другими исчез в нирване кратких и приглаженных локальных сообщений. Если бы региональное издание газеты «Bild» не провело свое расследование, назвала турков турками, а немцев немцами и, если бы их сообщение не распространилось как пожар на блогах и форумах в интернете, то на этом бы все и закончилось. Но вышло по-другому. Не трудно догадаться, почему комиссары ЕС и не только левые представители политического класса так сильно озабочены тем, чтобы принять, наконец, меры против «неконтролируемого» распространения информации в сети.

Дальнейшие события развивались как в театре абсурда, если забыть, что это происходит в ФРГ. Когда главный редактор консервативного молодежного журнала «Blaue Narzisse» Феликс Менцель обратился в пресс-службу Министерства внутренних дел Нижней Саксонии с просьбой прокомментировать событие в Kirchweyhe, от него там просто пытались отделаться. Первый телефонный разговор ни к чему не привел. Во втором - ему было сказано, что в Министерстве не хотят комментировать случившееся, так как расследование еще ведется. «Но, по крайней мере, министр внутренних дел мог бы выразить свои соболезнования семье убитого», возмутился журналист. На что пресс-секретарь Франк Раше ему ответил: «Случаев такого рода очень много, потому нет основания особо выделять этот. Здесь тоже ничего не будет делаться».

Этот опыт общения журналиста с министерским служащим стал известен широкой публике благодаря заметке на интернет-странице PI: «Daniel S. – Innenminister verweigert Anteilnahme» (Даниэль С. - министр внутренних отказал в сочувствии). Бориса Писториуса, министра внутренних дел Нижней Саксонии (СПДГ), забросали электронными письмами, и он согласился-таки высказаться относительно убийства в Kirchweyhe. Его официальное заявление, сделанное в Ганновере 15 марта, озаглавлено: Борис Писториус: насилие в Kirchweyhe осудить – не идти на поводу у правых. Вот текст этого «соболезнования».

«С глубокой скорбью я узнал о трагическом инциденте в минувшие выходные в Kirchweyhe, при котором молодой человек, который хотел урегулировать ссору среди молодежи, погиб в результате жестокого нападения. Масштаб этого насилия является невыносимым для меня. Такие действия не имеют никакого оправдания. Мои глубочайшие соболезнования семье, родным и близким жертвы. Но меня возмущает то, что группы правых хотят теперь плыть на волне социального негодования, пытаясь использовать этот случай для достижения своих целей. Мы не должны это допустить. Не имеет никакого значения, родился человек здесь ли или нет, какой у него цвет кожи или к какой культуре он принадлежит. Тот, кто совершает преступление должен индивидуально ответить за это. Вся группа населения не может быть опорочена из-за действий отдельного лица».

И все пошло согласно сценарию: «Борьба с правыми». Бургомайстер города Kirchweihe Фрэнк Леммерманн (СПДГ) запретил запланированное траурное шествие в память о убитом Даниэле, как и присутствие большого числа людей на его похоронах. По поводу этого Андреас Бовеншульте, первое лицо Совета коммуны Weyhe и также шеф социал-демократов Бремена, сказал: «Там (на похоронах) будут только выступления бургомистра и пастора. В остальном это должно быть тихое поминание. На месте будет также достаточно полицейских». Основание тому - опасение властей, что турки, как обещали, появятся на панихиде и спровоцируют драку с друзьями Даниэля. Но, Бовеншульте на радио Бремен объяснил это по-своему: «Ситуация ухудшилась настолько, что после тщательных размышлений коммуна решила запретить траурные мероприятия, заявленные со стороны правой сцены. Мы наблюдаем за жаркими дебатами в интернете. Случай комментируется, прежде всего, правыми экстремистами с враждебными замечаниями в адрес иностранцев».

Чтобы помешать траурному шествию жителей города, объявленному на субботу 16 марта, бургомистр Франк Леммерманн на то же время призывал всех участников демонстрации к разговору за «круглым столом» о большей толерантности и противодействии правым экстремистам. Проведение «круглого стола» было поручено пастору Хольгеру Тицу, который подчеркнул, что преступление «не имеет ничего общего с этническим происхождением жертвы и преступников» и, что он «гордится тем, что Weyhe разноцветное». Ни слова о невероятной жестокости мусульманских бандитов. Митинги горожан эти господа называли не иначе как «попытки создать помехи», которые согласно заявлению полиции, будут «систематически подавляться» при поддержке антифашистских активистов.

Но вопреки запрету, траурное шествие состоялось. На вокзальной площади в Kirchweyhe собралось около 1500 человек для выражения скорби и солидарности семье убитого. На месте трагедии были положены цветы и установлены зажженные свечи, которые потом были растоптаны и разбросаны дружками бандитов. Как по команде включенная информационная индустрия сообщила о траурном митинге, разумеется, с соответствующим акцентом. Так, «Welt.de», первоначально преимущественно консервативная газета, также, как и многие другие, поместила сообщение о траурном шествии в Kirchweyhe под рубрикой «Rechtsextremismus», откуда можно сделать вывод, что речь идет о «право-экстремистском» преступлении. Таким образом всех собравшихся на месте трагедии, чтобы выразить уважение памяти Даниэля и сочувствие его матери и братьям, заклеймили как «правоэкстремистов». Во всех сообщениях была скрыта действительная причина, собравшая людей вместе и полностью искажены факты, иными словами, вся представленная информация - откровенная ложь, преднамеренная манипуляция мнением.

Все, что было разыграно в Kirchweyhe после вынужденного признания политиками и прессы убийства Даниэля, было откровением их банкротства. Во-первых, это наглость, с которой, вопреки уже известным фактам, пытались скрыть этническое происхождение преступников и, таким образом, масштаб враждебности турецкой молодежи к немцам. Во-вторых, употребление политкорректных разговорных штампов таких, как «насилие в среде молодежи» и «одиночный случай», несмотря на то, что основной участник убийства уже был замечен полицией в других преступлениях. Это также неизменный на всех анти-немецких демонстрациях лозунг левых «Bunt statt braun» (разноцветные вместо коричневых), как проявление нетерпимости к тем, кто хочет сохранить свою идентичность. В-третьих, это одержимое вынюхивание наци, с которым бургомистр города, политизированный пастор, главные редакторы и радиокомментаторы в хорошо смазанном взаимодействии подавали свою интерпретацию убийства.

Она была поднята ими до высоты единственно допустимой и каждая отклоняющаяся от этого мысль рассматривалась как мыслепреступление. Это также потрясающая ловкость, с которой каждое спонтанное выражение траура или недовольства коренного народа должно быть лишено почвы под ногами путем замены его на управляемую полит-деятелями демонстрацию. Даже ужасное зверское убийство молодого немца турецкой бандой было использовано как повод для ритуальной «борьбы против правых». Трудно представить, что в этой стране всего несколько лет назад было возможно вести открытые дебаты по поводу эскалации насилия среди молодых иммигрантов на почве враждебности к немцам. Их тогда не могла полностью подавить даже уполномоченная по вопросам интеграции Мария Бемер.

Пропасть между предписанным образом мысли и действительностью очевидна, как бы истерично не кричали тут в громкоговорители. Хочется надеяться, что хотя бы теперь просветлеет в той или иной голове, и они поймут, что слово «интеграция» в новоязе политиков и средств массовой информации не означает ничего иного, как интеллектуальную гражданскую войну против немецкого народа. Возможно догадываются вахтеры мыслей, что Даниель и все другие жертвы насилия и унижения, забитые до смерти молодые немцы, являются сопутствующими потерями в этой необъявленной гражданской войне, одобрительно принятыми в расчет. Жертвы внушаемого им с пеленок комплекса вины и идеологической индоктринации, жертвы политики, которая всю ответственность за поведение иммигрантов взваливает на местных жителей и им в одностороннем порядке навязывает толерантность, готовность к диалогу и отказ от собственной идентичности, даже если это будет им стоить жизни и здоровья.

В то время, когда Даниэль боролся со смертью, восемь членов турецкой семьи, погибших при пожаре в городке Backnang (Ваден-Вюрттенберг), как мучеников в гробах, покрытых германскими и турецкими флагами, театрально экскортировали на родину. Необоснованные обвинения в злонамеренном убийстве и расизме были при этом музыкальным сопровождением. На место пожара прибыли 20 депутатов парламента Турции, министр-президент земли Ваден-Вюрттенберг, а также его вице президент с женой и министр внутренних дел. Турецкий министр внутренних дел послал на место своих экспертов, чтобы исследовать причину пожара, потому что немцам они не доверяют.

К убийству Даниэля турецкая община в Германии была глуха и нема. Зато пока шло расследование причины пожара, председатель общины Кенан Колат не переставал жаловаться на немцев и возмущаться тем, что канцлер ФРГ Ангела Меркель отказалась прибыть на место пожара. «С человеческой точки зрения, это было бы хорошим знаком, даже если пожар не был расистским нападением». Он потребовал, чтобы при всех пожарах в домах, населенных иностранцами немецкие власти автоматически исходили из подозрений на «расистское нападение», так как «в Германии имеется фундаментальная проблема расизма». Наконец, 4 апреля по телевидению глава прокуратуры Штуттгарта Зигфрид Малер и руководитель отдела уголовного розыска Вайблингена Томас Шёллхаммер сообщили, что пожар начался в квартире по вине бабушки погибших детей. Загорелся диван, на котором она спала, и она, прихватив с собой трех детей выбежала на улицу, оставив остальных погибать. Теперь, когда выяснилось, что «Esäpe und der NSU!» (Беате Чепе и националистическое подполье) тут не причем, женщина не желает говорить со следователями относительно случившегося.

Турецкие политики тоже нагнетают атмосферу ненависти к немцам. Газета «Die WELT» сообщает, что лидер националистической партии Турции MHP Девлет Бахчели, выступая перед парламентом от своей фракции сказал: «К сожалению, мы все знаем, какую боль и муки должны выносить турки в Германии. Опыт показывает, что расистские нападения и насилие неонаци там всегда направлены против наших братьев и сестер». А Фарук Сен, руководитель «Турецко-немецкого фонда по образованию и исследованиям», даже призвал турецкие власти выступить в Европейском Союзе с обвинением против Германии.

Нетрудно заметить, что друзья подозреваемых в убийстве турков и симпатизирующие им авторы комментарий на Facebook повторяют именно те лозунги, которые им нашептывают их турецкие заправила и теоретики мультикультурализма, если они Даниэля и всех немцев презирают как «Bastard-Nazis».

Как сообщает газета «Bild», Даниэль С. был похоронен в узком кругу родных и друзей под охраной полиции на кладбище старинного немецкого городка, название которого переводится как Освящение церкви.

Светлана Панкратц

Комментарий главного редактора журнала „Ost-West-Panorama“ Генриха Дауба:

Светлана Панкратц в своей статье очень убедительно показала, что дает немецкому народу Германии политика ее элиты, направленная на ее превращение в многонациональную страну, так называемая политика «мульти-культи». Я согласен с оценкой автора: идет духовная гражданская война против немецкого народа. Но в этой войне есть настоящие жертвы, такие как Даниэль С. из Бремена и еще 7.500 человек с момента объединения Германии. Это, говоря языком военных, «допустимые побочные потери» в этой войне. Эти жертвы правящий политический класс, осуществляющий свою программу переформатирования Германии в многонациональную страну, с легким сердцем берет в расчет и, более того, вину за них взваливает на сам немецкий народ.

Но не будем забывать, что все эти германские политики и сами жертвы – жертвы, внушаемого им с пеленок комплекса вины собственного народа и навязанной им после Второй мировой войны идеологии. Поэтому мы и наблюдаем такое уродливое явление, как политкорректную реакцию на смерть убитого турками в Бремене немца Даниэля С., которая всеми силами умалчивалась, преуменьшалась, и информация о которой извращалась. И наряду с этим такую же уродливую реакцию информационного и политического класса ФРГ на трагическую смерть восьми членов турецкой семьи, вина за которую поспешно, еще тогда, когда были совершенно неясны причины этой трагедии, была взвалена на немцев. Могут сказать, что речь ведь шла о «неонацистах». Но имелись в виду именно немцы, и это неважно, называли их при этом «неонацистами», «правыми радикалами», «экстремистами» или «расистами»: обвинение это было громко растиражировано, независимо от того, что все наши «демократы» в правительстве и СМИ отлично знают о принципе презумпции невиновности. Обвинение страшное, еще раз продемонстрировавшее миру этих «ужасных немцев», которые готовы сжигать людей живьем. Суть презумпции невиновности: в правовом государстве нельзя взваливать на кого-то вину, когда следствие еще не разобралось в случившемся. Если бы мы жили в абсолютно здоровом с правовой точки зрения государстве, то после выяснения, что это был несчастный случай, не связанный с преступлением сторонних лиц, у нас случился бы громкий скандал. Политикам и журналистам, до этого распространявшим клевету и измышления, пришлось бы как минимум краснеть и потеть.

Стоит ли удивляться наглому поведению представителей иммигрантских общин в сегодняшней Германии, которое тоже четко показано в статье? Если сами немцы подозревают себя в расизме, почему бы и не поддержать в них этот, такой удобный и, скажем прямо, выгодный для иммигрантов, комплекс неполноценности? По принципу: если вы утверждаете, что вы сволочи и преступники, то мы вас переубеждать в обратном не собираемся. Себе дороже.

Стоит ли удивляться, когда мы видим, что и сами политики ФРГ вызывают недоверие своих иностранных партнеров: мы видим, что турки послали в ФРГ своих экспертов, чтобы они на месте расследовали причину произошедшего пожара. Легкое возмущение в германской прессе это все же вызвало, но произошедшее очень закономерно: германские политики не доверяют своему народу, а их иностранные партнеры, в свою очередь, не доверяют им. А почему, собственно говоря, им нужно доверять, если они сами через свои СМИ трубят на весь мир, что немецкий народ настолько заражен расизмом и ненавистью к иностранцам, что готов сжигать их старых и малых семьями в квартирах? Тут невольно вспомнишь притчу о человеке, который сидит на дереве и пилит сук, на котором сидит. Если вы еще помните ее, то наверняка не забыли, что этот идиот, после того как сук под ним сломался и он упал на землю, был крайне удивлен этим обстоятельством.

И, кстати, снова хочется напомнить, что политики эти с неба в свои кресла не упали. Парадоксально, но их туда посадили... сами немцы. И этот факт логически завершает картину театра абсурда, показанного Светланой Панкратц в ее статье. Интересно, сколько человек из тех полутора тысяч, собравшихся на привокзальной площади для поминовения убитого Даниэля С., жертвы политики мульти-культи, – будут осенью этого года голосовать за партии, проводящие такую политику? И имеет ли человеческий идиотизм границы!?

И тут мы подошли к самому главному вопросу, который возникает в процессе анализа подобных, все чаще повторяющихся событий, – это вопрос о том, научился ли чему-нибудь из своей истории сам немецкий народ? Привычка быть послушными властям, несмотря на явную преступность их политики, привычка закрывать глаза на реалии вплоть до момента, когда в буквальном смысле земля начнет гореть под ногами, не позволяет дать однозначно положительный прогноз на ближайшее будущее немецкого народа. Остается только надеяться, что в среде немецкого народа и его элиты найдутся разумные люди, способные правильно оценить ситуацию, организовать сопротивление сегодняшней политике и изменить ее вектор, что позволит избежать катастрофы и кровопролития.

Источник: http://www.volksdeutsche-stimme.de/kommentar/kirchwei_2013.htm

g.S. Синтаксические ошибки устранены.

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)