США

Подписаться на эту метку по RSS

First, Do No Harm

First, Do No Harm

Первое правило: Не навреди.

EBANON, N.J. — A 1922 Packard Twin Six with mottled gray paint and tattered upholstery sat forlornly in the driveway of Steve Babinsky’s shop, a garden hose clamped to its radiator feed and brown water pouring from its V12 engine block. It seemed impossible that in just two weeks this car would be driving onto the 18th fairway of the Pebble Beach Golf Links, sharing the manicured lawn with the scrubbed and waxed elite of the collector car world.

Steve Babinsky, the owner of Automotive Restorations in Lebanon, N.J., has been credited with originating the preservation class at the Pebble Beach Concours d’Elegance. His personal collection includes more than a dozen original-condition cars, including a drivable 101-year-old Cadillac.

Ибэнон, Нью-Джерси.

12-тицилиндровый "Пакард" 1922-го года с пятнистой серой краской и ободранной обивкой стоит заброшенный на дорожке в мастерской Стива Бабинского, садовый шланг зажат в патрубок радиатора, и коричневая вода выливается из его 12-тицилиндрового блока цилиндров. Это кажется невозможным, что всего через 2 недели этот автомобиль собирается быть на 18-й лужайке гольф-клуба в Пэббл Бич, и будет делить подстриженную лужайку с самыми лучшими отчищенными и навощенными коллекционными автомобилями мира.

mottle - крапинка, пятнышко; пятнистая окраска

tattered - оборванный, изорванный, в лохмотьях

forlorn - несчастный; одинокий, покинутый; заброшенный

hose - рукав, кишка (для поливки) ; шланг; брандспойт, чулки, лосины

clamp - зажим; хомут, струбцина; клемма, скоба; куча, груда; штабель; кипа; тяжело ступать

fairway - фарватер; судоходный канал; проход; лужайка

Читать далее параллельный текст: First, Do No Harm (17 фото)

"Нью-Йорк для жизни". Секс и немного любви

О различных аспектах жизни в Нью-Йорке, не приукрашивая эту трудную, но безумно интересную действительность: белоруска Алиса Ксеневич, прожив два года в этом городе, написала о нем книгу. "Пишу о том, чем живут, как работают, на что тратят деньги, как находят любовь и справляются с депрессией жители Нью-Йорка. Мне кажется, многим белорусам интересна тема жизни "наших" в Америке. Только когда все по-честному, а не сплошные восторги".

Секс и немного любви

Америка – это страна победившей сексуальной революции. К сексу здесь относятся легко. Если судить по опыту знакомых мне девушек, их "первый раз" случился даже не в старших классах школы, а лет в 13-14.

Примерно в этом возрасте девушки начинают принимать оральные контрацептивы. Тут это называется "контроль деторождения". Большинство американок используют именно этот способ предохранения. На втором месте по популярности – не презерватив, как можно было бы подумать, а инъекция в предплечье препаратом на основе гормонов, во время действия которого нельзя забеременеть. Подросткам эти уколы делаются бесплатно. Может быть, поэтому маленькая грудь и хрупкие формы – в Америке редкость, а месячные у девочек начинаются в 7-8 лет?

Социальный плакат о подростковой беременности. "Вы должны менять мир, а не подгузники"

Читать далее: "Нью-Йорк для жизни". Секс и немного любви

"Нью-Йорк для жизни". Какой он - настоящий ньюйоркец

О различных аспектах жизни в Нью-Йорке, не приукрашивая эту трудную, но безумно интересную действительность: белоруска Алиса Ксеневич, прожив два года в этом городе, написала о нем книгу. "Пишу о том, чем живут, как работают, на что тратят деньги, как находят любовь и справляются с депрессией жители Нью-Йорка. Мне кажется, многим белорусам интересна тема жизни "наших" в Америке. Только когда все по-честному, а не сплошные восторги".

Настоящий ньюйоркец

Order EVERYTHING. Breakfast, lunch, dinner, coffee, wine, shopping, clothes, weed, sex, love, movies, order ANYTHING anytime.

Утром, когда все спешат и опаздывают, лучше всего подмечаются черты городских жителей, их привычки и ритм, в котором они живут.

Настоящий ньюйоркец погружается в метро с бумажным стаканом горячего кофе в руке. Для меня до сих пор загадка, как они в час пик ухитряются балансировать с этим стаканом, держаться за поручень, протискиваться сквозь толпу к выходу и ничего не расплескать, не обжечься. И какое удовольствие в том, чтобы пить стремительно остывающий кофе на ходу, на грязной платформе, наблюдая крыс, бегающих по путям, вдыхая запахи городской подземки и спящих по соседству бомжей? Тем не менее каждый день начинается так. С кофе навынос, бесплатной газеты, машинально взятой из рук раздатчика, и голубого нью-йоркского неба, которое выше самых высоких небоскребов.

Настоящий ньюйоркец ходит быстро и при всем уважении к туристам терпеть не может, когда они идут впереди него прогулочным шагом, замедляя ход, чтобы сделать очередную фотографию. Это у них отпуск, медовый месяц, каникулы, а у нас – работа, ап, ап, ап!!!

Читать далее: "Нью-Йорк для жизни". Какой он - настоящий ньюйоркец

"Нью-Йорк для жизни". Русский Бруклин

О различных аспектах жизни в Нью-Йорке, не приукрашивая эту трудную, но безумно интересную действительность: белоруска Алиса Ксеневич, прожив два года в этом городе, написала о нем книгу. "Пишу о том, чем живут, как работают, на что тратят деньги, как находят любовь и справляются с депрессией жители Нью-Йорка. Мне кажется, многим белорусам интересна тема жизни "наших" в Америке. Только когда все по-честному, а не сплошные восторги".

Балдежная женщина, вдова с изюминкой и вполне статусный муж

Фото: Алиса Ксеневич

Русский Бруклин – это китч, базар, рестораны второй наценочной категории, склочные пожилые женщины со старомодными прическами, пролезающие вперед очереди, гопники со скуластыми, веснушчатыми лицами, обутые в "Nike"…

Из окон русских ресторанов звучат песни Михаила Шуфутинского и Ирины Аллегровой. Пенсионерки судачат возле лотков с фруктами, перемежая речь американскими междометиями типа "you know" и "Okay". В дешевых продуктовых магазинчиках вместо панини и пончиков продают борщ в пластиковых ведерках и чебуреки. Такое ощущение, что люди здесь завязли в некоем безвременье, так и не сумев войти в двухтысячные, интегрироваться в американское общество. Трудно поверить, что на расстоянии 40 минут отсюда – Манхэттен, другой мир, ритм жизни, другая толпа.

Читать далее: "Нью-Йорк для жизни". Русский Бруклин

Students restoring one-off Verrill Wolf Wagon for upcoming concours appearance

Students restoring one-off Verrill Wolf Wagon for upcoming concours appearance

Студенты восстанавливают уникальный Verrill Wolf Wagon для приближающегося конкурса.

one-off (one-shot) - одноразовый, происходящий только один раз; единичный, уникальный

upcoming - наступающий, предстоящий, приближающийся

The Verrill Wolf Wagon during reassembly. Photos courtesy Pennsylvania College of Technology.

It’s nearly 24 feet long, and tips the scales at more than 5,100 pounds. Its creator, Tom Verrill, was a University of Maine mechanical engineering graduate who reportedly worked in the aircraft industry before later embarking on a career as a boat builder but also had a passion for land-based vehicles. Depending upon who’s asked, the roadster’s design purpose was either to create the longest car in the world, outdoing the Bugatti Royale, or simply to attract members of the opposite sex with its outlandish display of excess. Called the Verrill Wolf Wagon, this one-of-one mystery roadster will grace the show field during this year’s The Elegance at Hershey, following a restoration by students at the Pennsylvania College of Technology.

Он около 24 футов длинной (7.3 метра), и весит более 5100 фунтов (2300 кг). Его создатель, Том Верилл, был инженером-механиком, выпускником университета Майна, который, как говорят, работал в самолётостроении перед тем как начал делать лодки, но так же имел страсть и к наземным транспортным средствам. В зависимости от того, кто спрашивал, дизайнер родстера отвечал, что его цель - создать самый длинный автомобиль в мире, превзойти Бугатти Роял, или просто привлекать противоположный пол показушным богатством. Названный "Верилл Вольф Вагон", этот единственный в своём роде загадочный родстер будет украшать выставочное поле во время автофестиваля "Элегантность" в Херши в этом году после реставрации студентами из технологического колледжа Пенсильвании.

tip the scale - склонить чашу весов, решить исход дела, оказаться решающим фактором;

reportedly - по имеющимся сообщениям

embark - грузить(ся), начинать, вступать

outdo - превзойти; побить, побороть; преодолеть

outlandish - странный; нелепый; глухой, уединённый; заморский, чужеземный

excess - чрезмерность, неумеренность; избыток, излишек, богатство;

Читать далее параллельный текст: Students restoring one-off Verrill Wolf Wagon for upcoming concours appearance

Фотоотдых. Дыхание Америки

Конечно, я не видел всей страны, не проехал ее с севера на юг, с запада на восток, я не прожил в ней самостоятельно месяцы и годы… За трехнедельный миг моего пребывания там я постарался увидеть за визитами, семинарами, бизнес-ланчами и туристическими тропами повседневную жизнь США.

Типичный американский общепит: "8,99 за вход – и ешь все, что видишь"

Я посетил два совершенно разных города на восточном побережье страны – город Роли (Raleigh, местные жители называют его "Рали") в штате Северная Каролина, и город Нью-Йорк. Это была трехнедельная образовательная программа в области медиации (альтернативные технологии разрешения споров) для белорусских психологов и юристов. Мы знакомились, учились, обменивались опытом с медиаторами штата Северной Каролины – наиболее продвинутыми в практике медиации, в основном, по семейным и коммерческим делам.

Читать далее: Дыхание Америки (38 фото)

Наши в Атланте: "Белорусские студенты о здешних стипендиях могут только мечтать"

Сегодня своей историей с нами делится Константин Картавенко, переехавший в американский штат Джорджия (город Атланта) около года назад.

– Желание переехать зародилось во мне очень давно и не без помощи родителей. Они считали, что знать иностранные языки необходимо, поэтому меня и моего брата отправили учиться в Полоцкую гимназию (я родом из Полоцка), где на углубленном уровне мы изучали английский и французский языки.

По окончании гимназии я переехал в Минск и поступил на химический факультет Белорусского государственного университета по направлению "Экологическая химия". После него, имея за плечами востребованное на Западе образование и хорошее знание английского, я недолго думая отправился в США. Сейчас я являюсь аспирантом второго курса Университета Эмори (Школа общественного здравоохранения Роллинса, Департамент гигиены окружающей среды). Но обо всем по порядку.

Читать далее: Наши в Атланте: "Белорусские студенты о здешних стипендиях могут только мечтать" (32 фото)